postheadericon Диего де Никуэса

Диего де НикуэсаДиего де Никуэса (исп.: Diego de Nicuesa; родился в 1464 году; умер предположительно в 1511 году) это испанский конкистадор и первооткрыватель. О его детстве и юности практически ничего не известно.

Когда Христофор Колумб в 1504 году вернулся в Испанию из своего четвертого плавания в Новый Свет, он сообщил о богатых месторождениях золота на территории нынешней провинции Верагуас (исп.: Veraguas) на Панамском перешейке. В результате эти земли были названы Кастилией-дель-Оро (исп.: Castilla del Oro), то есть «Золотой Кастилией». Это название распространялось на всю провинцию Тьерра-Фирме (исп.: Tierra Firme; «Материковая земля») и на западную часть Дарьенского залива (исп.: Golfo del Darién), в то время как все земли к востоку от Кастилии-дель-Оро именовались Новой Андалусией (Nueva Andalucía), которая включала в себя территорию северного побережья Южной Америки.

Правда, заинтересованность в колонизации провинции Тьерра-Фирме у короля Испании и Совета Индий проявилась лишь в 1508 году. По свидетельству Антонио де Эрреры-и-Тордесильяса (исп.: Antonio de Herrera y Tordesillas), официального историка королевского двора, идея колонизации Тьерры-Фирме очень интересовала короля, но в то время он был занят войнами внутри Испании. С другой стороны, для финансирования этих войн необходимо было найти источник золота, и Кастилия-дель-Оро обещала стать отличным местом для его добычи.

В то время в колонизации Тьерры-Фирме были заинтересованы двое испанцев. Одним из них являлся Алонсо де Охеда (исп.: Alonso de Ojeda), а другим как раз Диего де Никуэса. Де Охеда, у которого не хватало денег для того, чтобы предпринять завоевательную экспедицию, объединил свои усилия с Хуаном де ла Косой (исп.: Juan de la Cosa), который вместе с Колумбом участвовал в плаваниях в Новый Свет и за счет этого смог сколотить небольшое состояние.

Преимущество Диего состояло в том, что он был богаче де Охеды и, кроме того, являлся представителем испанского королевского двора. Однако у него отсутствовали навыки тяжелого труда, который его ожидал впереди. Де Никуэса был очень высокомерным и самонадеянным, что уже вскоре вылилось в его неспособность руководить людьми в критической ситуации. Он проявил себя упрямым глупцом, который не доверял своим людям, и тем самым обратил против себя даже друзей.

Король был не в состоянии выбрать кого-то одного из двух претендентов на роль губернатора колонии и поэтому назначил обоих. Диего получил провинцию Кастилия-дель-Оро, простиравшуюся от мыса Грасиас-а-Диос (исп.: Cabo Gracias a Dios) до границы Новой Андалусии. Де Охеде досталась Новая Андалусия с территорией от мыса Вела (исп.: Cabo de la Vela) до владений де Никуэсы. При этом то, как будет проходить разделительная линия между этими двумя провинциями, они должны были определить самостоятельно в споре между собой.

Осенью 1509 года два губернатора встретились на острове Эспаньола (исп.: Española) и сразу начали ссориться. Испанский король усугубил ситуацию, предоставив обоим в качестве источника провианта остров Ямайка. Он использовал в этой роли Ямайку, чтобы свергнуть губернатора Эспаньолы Диего Колона, или Колумба (исп.: Diego Colon), старшего сына Великого испанского адмирала Христофора Колумба. Диего Колон претендовал на все земли, открытые его отцом, включая Ямайку. Этот факт сделал его врагом двух новоявленных губернаторов, и вместо того, чтобы помогать им кораблями и людьми, как приказал король, он делал всё возможное, чтобы помешать им, и всячески пытался посеять взаимную зависть между ними. Однако при посредничестве Хуана де ла Косы оба губернатора, и де Никуэса, и де Охеда, согласились признать реку Дарьен (исп.: Darien; ныне Атрато (Atrato)) в качестве границы между их провинциями.

При этом Диего де Никуэса, обладавший большей наличностью, был способен предложить за корабли и оснастку более высокую цену, чем де Охеда. С другой стороны, опыт де Охеды по управлению заморскими территориями, а также его репутация и личное обаяние привлекали лучших и наиболее талантливых добровольцев. Так, де Охеде удалось нанять на службу бакалавра права Мартина Фернандеса де Энсисо (исп.: Martin Fernández de Enciso). Всего за несколько лет колониальной практики этот юрист сколотил целое состояние. За финансовую помощь, оказанную Мартином Фернандесом, де Охеда назначил его главным судьёй вице-королевства Новая Андалусия.

12 ноября 1509 года Алонсо де Охеда отплыл от острова Эспаньола на двух бригантинах, на борту которых разместились команда из 300 человек и 12 племенных лошадей. Через несколько дней в путь отправился и де Никуэса на двух больших бригантинах и одной каравелле, груженых 6 лошадьми и командой из 700 человек. Он возглавлял лучше оснащенную и более многочисленную экспедицию. Но, к сожалению, его команда была составлена большей частью из неопытных вновь прибывших испанцев, не привыкших выполнять тяжелую работу.

На Эспаньоле в качестве резерва был оставлен Родриго Энрикес де Кольменарес (исп.: Rodrigo Enríquez de Colmenares), один из лейтенантов де Никуэсы. Он должен был последовать за Диего в Золотую Кастилию, как только ему удастся собрать побольше людей и провианта.

Когда экспедиция де Охеды добралась до провинции Новая Гранада (исп.: Nueva Granada) близ современного города Картахена (Cartagena), Колумбия, Алонсо заявил о правах на неё от имени Испании и лично от себя. Он попытался обратить индейцев в католицизм и заставить их отказаться от своего вождя, признав своим повелителем короля Испании. Когда аборигены Новой Гранады не пошли на условия де Охеды, он кого мог убил, а остальные скрылись в джунглях. Позже, Алонсо напал на их поселение, но индейцы вновь разбежались. Однако в этот раз они контратаковали испанцев из своих укрытий в джунглях отравленными стрелами и обратили их в бегство. Основная часть команды де Охеды, включая Хуана де ла Косу, была убита. Моряки, оставшиеся на кораблях, обеспокоились долгим отсутствием высадившегося на берег отряда, как вдруг заметили у воды человека, в котором узнали Алонсо. Он был в жалком состоянии, голодный, раненый и без сопровождавшей его команды.

В этот момент на горизонте показалось несколько парусов – это был флот де Никуэсы, заблудившийся и пытавшийся найти Золотую Кастилию. Де Охеда испугался, что Диего воспользуется его критическим состоянием. Однако тот поступил удивительно благородно для себя и отправил к де Охеде часть своей команды, чтобы помочь ему отомстить за смерть его людей и Хуана де ла Косы. Объединившись, испанцы неожиданно напали на индейцев, которые в это время находились у себя в поселении, празднуя победу, и перебили всех мужчин, женщин и детей. Диего оставил де Охеде часть провизии и с награбленными трофеями продолжил свой путь.

Корабли де Никуэсы отплыли в западном направлении в поисках провинции Кастилия-дель-Оро, губернатором которой он был назначен. Рассказ Колумба о золоте бассейна реки Верагуас (исп.: Veraguas) давал ему все основания надеяться на богатство и процветание в качестве губернатора этой новой для себя территории.

Когда Диего увидел побережье Панамского перешейка, он приказал двум своим кораблям на всякий случай держаться подальше в море. Лопе де Олано (исп.: Lope de Olano) на бригантине должен был находиться на виду у де Никуэсы, пока тот на небольшой каравелле будет исследовать сушу, подойдя близко к берегу. Однако управляемые Диего корабли по ошибке прошли мимо устья реки Верагуас. Правда, некоторые члены команды, 7 лет назад принимавшие участие в экспедиции Колумба, заметили ошибку. Они сообщили де Никуэсе о том, что река осталась позади, и стали убеждать его повернуть флотилию назад. Но Диего считал себя непогрешимым и всезнающим и поэтому не прислушался к их совету и приказал команде не менять курс.

Флотилия всё больше удалялась от конечной цели, а затем и вовсе была застигнута врасплох внезапным штормом, который вынудил корабли отойти подальше от берега в открытое море. Де Никуэсе на его небольшой каравелле пришлось искать убежища в крохотной бухте в устье какой-то реки. Однако ночью внезапная волна швырнула каравеллу на рифы. Диего с командой удалось в несколько заходов и без потерь высадиться на берег с тонущего судна, используя имевшийся на нём баркас. В этой катастрофе испанцы потеряли всю свою провизию, а также основную часть одежды.


 
Что вы думаете о потере Россией американских владений?