postheadericon Первые плавания викингов

В убогой келье одного из монастырей, основанных еще в начале V века святым просветителем Зеленого Эрина архиепископом Патриком, сидит монах по имени Дикуил. Бесхвостая кошка, свернувшись клубочком, примостилась на столе отшельника. Лет семь будет с тех пор, как привез ее один из насельников монастыря с острова Мэн, да так и прижилась она в келье Дикуила. И стоило только затеплить огонек, как кошка тут же перебиралась на стол и укладывалась на строганых досках подле светильника. Только что закончил отшельник свой труд на латыни «Об измерении Земли», и теперь картины прошлого вставали перед его утомленным взором... А прежде всего — изможденное лицо рыжебородого монаха, утлый челн которого прибило однажды под утро к берегу со стороны Овечьих островов. Много дней и ночей провел Дикуил с рыжебородым скитальцем, записывая историю его странствий. Удивительные то были странствия. Однако ученый монах знал, что все поведанное ему, от слова до слова, сущая правда. Ведь рыжебородый, чьи останки теперь покоятся во внутреннем дворе, подле монастырской ограды, был, как и сам Дикуил, гэлом — потомком кельтов и уроженцем Скотий. В рукописи Дикуила были страницы, содержание которых он знал наизусть... «К северу от Британии в океане есть много других островов, до которых при постоянном попутном ветре можно дойти в два дня и две ночи. Монах, вполне заслуживающий доверия, рассказал мне, что он в два дня добрался до этих островов на малом гребном судне с двумя парами весел. Эти острова большей частью очень невелики, отделяются один от другого узкими проливами и вот уже не менее ста лет посещаются отшельниками из нашей Скотий. С сотворения мира были они необитаемы, да и теперь оставлены отшельниками из-за разбойничьих нападений норманнов. На них бесчисленные стада овец и стаи различных птиц. Ни у одного из авторов не нашли мы упоминаний об этих островах...»

Близился конец первого завтрака, рассказывал рыжебородый, когда вбежавший в трапезную молоденький послушник, едва переводя дух, известил во всеуслышание настоятеля, что на горизонте появилось множество парусов и какие-то диковинные суда приближаются к острову. Встревоженные монахи повскакали со своих мест и кинулись к оконным проемам. Поистине удивительное зрелище предстало взорам: к их затерянному среди необъятных океанских просторов скалистому островку Линдисфарн у северо-восточного британского побережья неслись, рассекая волны, драконоподобные ладьи. Трепетали раздуваемые свежим морским ветром пурпурные прямоугольники парусов, змеино извиваясь, щетинились зубатыми пастями форштевни, огнем горели подвешенные к бортам раскрашенные щиты липового дерева. Могучие кормщики направляли бег ладей. Словно завороженные, смотрели монахи на диковинных пришельцев. Многие годы ни один корабль не показывался у острова, не тревожил покой отшельников-гэлов. Но недолго суждено было продолжаться этой идиллии... Королевская ладья, высоко задрав причудливый форштевень (ушастый дракон терзал свое собственное горло) и заскрежетав днищем, врезалась в прибрежную гальку в том месте, где выбросили волны резные фигурки языческих богов... Можно ли почитать за благо судьбу двух рыжебородых братьев-монахов, которых викинги взяли на свои драккары, так как они имели счастье — или несчастье — бывать ранее на Овечьих островах. Скорее всего они предпочли бы разделить участь своих собратьев, чьи окровавленные тела, изуродованные боевыми топорами, валялись теперь по всему побережью. Скудные монастырские богатства были погружены в драккары, все остальное предано огню. На королевской ладье конунг затянул песню Во-рона-Краки: «Жарко дрались мы мечом!.. Пот падал в кровавые волны, Г ела держала свою косу над головами всех воинов». Скот фаланги уходил на север, увозя с собой двух рыжебородых пленников.

«Это случилось ветреным июньским днем лета 793 года»,— пометил Дикуил.

«Ни один город, ни один монастырь не оставались неприкосновенными,— повествуют древние сказания.— Все обращалось в бегство. С особой жестокостью убивали язычники священников и монахов, которые вынуждены были бежать дальше на северо-запад: сначала с Оркнейских и Шетландских, затем с Фарерских островов, а потом и из Исландии».

 
Что вы думаете о потере Россией американских владений?