postheadericon Беатрис

Храм «Кампана дель Куско», что находился в столице бывшей великой империи Тауантисуйо, уже перед самым его закрытием вошли два человека. Ни на кого не обращая внимания, они сразу же направились к одной из внутренних дверей и, остановившись, устремили свои взоры вверх — туда, где помещалась картина, изображавшая старинную свадьбу. Потускневшие от времени краски передавали образ испанского идальго времен конкисты: самодовольная ухмылка, лихо закрученные усы, секира в руках. Рядом невеста — юная индианка с прекрасным и печальным лицом. Помимо скорби во взгляде ее подернутых влагой глаз, можно было, приглядевшись повнимательнее, прочесть еще и презрение, даже ненависть к окружавшим. Нарядное платье новобрачной украшали замысловатые разноцветные фигуры...

Это она? — негромко спросил один из вошедших. Едва заметный акцент обнаруживал в нем чужестранца.

Точно так, ваша милость, она, прелестная Беатрис, на чью долю выпало столько страданий...— горестно ответствовал седобородый мексиканец в лохмотьях и с помятым сомбреро в жилистых руках, почтительно стоявший позади своего спутника.

Итак, стало быть, середина шестнадцатого столетия... Основание инквизиции...— то ли продолжая прерванный разговор, то ли рассуждая сам с собой, проговорил тот, кого назвали «ваша милость».— Однако нельзя ли, почтеннейший, поподробнее...

Разумеется, ваша милость, разумеется.

Негромко, но затем все более и более увлекаясь, повел мексиканец свой рассказ об одной из великих трагедий прошлого.

Ну а о печальной судьбе Беатрис я уже рассказывал вашей милости. Восьмилетняя девочка, дочь одного из оставшихся в живых последних вождей Великой Империи, Сайри Тупака, попала в лапы католических монахов и конкистадоров. Ее пытали, насиловали... но она каким-то чудом выжила. Ее бросили, о ней забыли. Однако, когда испанцам потребовалось «узаконить» свою власть над побежденным, но так и не сломленным народом, о ней снова вспомнили. Ибо она осталась единственной живой наследницей престола Тауантисуйо из рода Сапа Инки. Вездесущие отцы-иезуиты быстро подыскали ей жениха. Им стал родной племянник основателя Общества Иисуса Иньиго Лойолы — Мартин.

Теперь, Экселенц...— столь неожиданное обращение, казалось, совсем нечаянно сорвалось с уст продолжающего свой рассказ мексиканца,— теперь ваша милость видит перед собой сцену свадьбы Беатрис с этим идальго... А так как племянник Лойолы был женат на последней и единственной наследнице престола инков, то иезуиты и по сей день полагают, что все золото, все письмена «по праву наследства» должны принадлежать именно их ордену. Но обратила ли ваша милость внимание на орнамент, украшающий подвенечное платье Беатрис? Эти разноцветные полосы, квадраты и прямоугольники, повторяющиеся в строгой последовательности... Ведь это письмена! Мало того, я полагаю, что они могут указывать, где именно инки укрыли свои сокровища, а главное — уцелевшие полотна! Я слышал, что ваши соотечественники видели их еще в прошлом столетии, где-то в горах Сьерра-Невады, в Калифорнии. Видели! Но где именно?..

Постояв еще немного перед картиной, ни словом более не обменявшись, мексиканец и его загадочный собеседник вышли из храма...

 
Что вы думаете о потере Россией американских владений?