postheadericon Гамбузино

...Старик весь высох и превратился в мощи с едва теплящейся жизнью. Казалось, что дух вот-вот покинет свою бренную обитель. Лицо его цвета камней пустыни будто оцепенело и в неподвижности могло соперничать с суровым покоем окрестных вечных скал. Скальное жилище Гамбузино буквально висело над пропастью; в пустых, вырубленных самой природой окнах-пробоинах, напоминающих мертвые глазницы, обосновались совы. Как Гамбузино жил в этой каменной пещере в сообществе одного лишь верного своего стража — гремучника? Кто носил ему пищу? Как согревался он, когда еженощно отходил на покой в глубокую каменную нишу, которую вырубил для себя давным-давно, будучи молодым и сильным?

Над ложем и будущей могилой старца зловеще нависали слоящиеся камни, готовые в любую минуту обрушиться и погрести под своими обломками тело, в котором пока еще сохранялась крупица жизни. Он не боялся смерти, так как свято верил в предсказание Ведуна древних людей ансази, жителей исчезнувшего города Лу-ка-чу-кай, что означает «место с зарослями белого тростника». Ведун не мог ошибаться, и вот его предсказание сбылось — Гамбузино держит в руках священную трубку с мундштуком из самородного золота, оканчивающуюся изображением головы мамонта, которого много-много лет назад приручили ансази. Теперь он должен выполнить то, что повелит ему посланный, и удалиться в Страну Теней, в Вечную Обитель Мертвых. Он устал жить и устал ждать, он счастлив, что не увидит завтрашнего дня...

Так говорил старик Гамбузино, со священным трепетом уставившись на святыню, переданную ему проводником-винтуном.

Что за чертовщина! — негромко воскликнул Ермей Ветка.

Обыкновенное колдовство,— пожал плечами Лешек.— Но надо действовать, старик приготовился умирать и, верно, в самом деле не доживет до утра. Это мне доподлинно известно: если индеец порешил, что умрет, то умрет непременно и в точно установленный им самим срок...

Узнав, что требуется от него, Гамбузино задумался. Некоторое время он стоял молча, едва заметно пошевеливая губами. Потом некое подобие улыбки скользнуло по его изможденному лицу. Он словно закончил разговаривать сам с собой, и только последняя фраза досталась слушателям:

Странно... это никому не приносило добра... однако я должен выполнить волю пославшего...— При этом он снова взглянул на свой таинственный амулет.— Но сначала выслушайте мой рассказ...

 
Что вы думаете о потере Россией американских владений?