postheadericon Медведь и индианка

Добавив в угасающий костер обломков пней, толстых коряг и корневищ, дабы горел он подоле и помедленнее, усталые путники стали было совсем уже собираться на ночлег, как вдруг в зарослях, со стороны дальних скалистых кряжей, послышался сильный шум и треск ломающихся сучьев. Промышленные схватились за оружие, Ермей Ветка поспешно подбросил в огонь хворосту. По всему чувствовалось, что приближался зверь большой и опасный. К северу от залива Бодега-Румянцева и в окрестностях Росса водилось множество крупных животных, иные из них, особенно медведи, достигали порой гигантских размеров и нередко, случалось, нападали на людей. Шум нарастал... Вскоре у края елани и в самом деле показался мохнач с желто-бурой мордой и белым пятном на груди. Ослепленный ярким пламенем костра, великан в нерешительности остановился. Мгновение... и несколько пуль, вероятно, решили бы его участь, когда бы не протяжный, раздирающий душу крик, неожиданно раздавшийся из дремучей чащобы...

В отблесках колеблющегося пламени перед промышленными стояла юная лесная нимфа. Смуглое лицо ее, обрамленное свободно ниспадавшими на плечи, черными как смоль и прямыми как стрелы волосами, было прелестно. Лоб индианки перехватывал узорчатый ремень, поддерживающий на спине ее полный желудей и лесных орехов плетеный короб. На шее на снизке из медвежьих когтей висело мачете. Более на девушке не было ни лоскутка. Чем-то первозданным веяло от сурового, но вместе с тем необыкновенно милого ее облика. Некоторое время дикарка молчала, не трогаясь с места. Ни стыда, ни робости не было заметно во взгляде ее огромных, немигающих, слегка раскосых глаз. Лешек Мавр снял с себя пестрый шейный платок и протянул его диковинной гостье. Та сделала шаг вперед, таинственно улыбнулась и, схватив подарок, стремительно исчезла в густых зарослях, где незадолго до этого скрылся спасенный ею «лесной архимандрит».

...Всякий, даже самый удивительный случай в конечном итоге непременно имеет свое объяснение. Было оно и у настоящего происшествия. Секрет заключался в том, что многие калифорнийские племена почитали медведей священными животными. Согласно их простодушным верованиям медведь есть воплотившееся человеческое существо, которое сбрасывает в своей берлоге звериную шкуру и обретает людской облик. Именно поэтому поедание медведя признается многими индейцами равносильным каннибализму. К слову сказать, шкурой, снятой со случайно или вынужденно убитого животного, могли пользоваться исключительно одни лишь шаманы, да и то только для изготовления головной повязки или обертки своей колдовской курительной трубки.

 
Что вы думаете о потере Россией американских владений?