postheadericon Забавная история

Впрочем, ошибочно было бы полагать, будто одни лишь печальные сказы довелось в тот вечер слушать нашим героям. Желто-зеленые, как у кота, глаза Ветки с затаенной хитринкой выдавали запрятанную пропасть лукавства. Немало презабавнейших историй, приключившихся с ним на океане и в Калифорнии, благовестил Ермей своим слушателям, оглаживая по обыкновению меховые бока своих торбас. Из рассказанных Веткой историй Римме в особенности запомнилась одна; послушник всякий раз не мог сдержать улыбки, вспоминая, как Ермей изображал из себя корову.

— ...Так вот, значит, говорю я ей по-русски — не разумеет, по-аглицки — тож нет, а по-ихнему, по-гишпански, значит, я ни в зуб ногой. А молочка страсть как охотно испробовать. Сама из себя красивая, статная, черные волосья и все прочее, ну все при ей — я про сеньорину ихнюю говорю, корова-то та пегая была. Начал, значит, я ей знаки разные делать, а она, леший ее дери, смеется, да и токмо. Могет быть, понимает, а токмо весело, значит, ей со мной беседу вести. Ну что ты тут поделаешь. Чужа душа что темный лес. А молочка попить пуще прежнего от этих бесед хочется. Ну, думаю, не на таковского напала: я в семи печах хлеб испекал и сорочьи яйца едал, а коли надо, и из петуха уху сварю. Стал я тогда на четвереньки и... (Ветка выставил два пальца над головой в виде рогов, да что есть мочи заревел по-коровьему). Ну она тогда еще пуще в смех... А молочко ничего — доброе, не хуже супротив нашего российского, значит, будет... Аной-Тересой сеньорину ту звали; я ее еще, могет, раза два видел в преси-дии Сан-Франциско, когда исправлял поручение Ивана Александровича, значит, Кускова...

Услыхав последние слова Ветки, Лешек Мавр насторожился. Не та ли это Ана-Тереса, к которой вез он поклон от Дмитрия Завалишина? «Надо бы потом порасспросить,— подумал он.— Фэстина лентэ».

 
Что вы думаете о потере Россией американских владений?